aalien

О некоторой публикации WJS

Мы все орем.Ор стоит в Москве, ор стоит в Калифорнии и в Канаде, слышны крики израильтян. Громче всего орут на Кипре. Мы читаем статью в Wall Street Journal, «Русская на Кипре: кто стоит за ключевыми деталями дискредитированного досье на Трампа». (И краткий русский пересказ)В статье утверждается, что главным источником так называемого «Досье Стила», Steele Dossier, была Ольга Галкина родом из Перми, 40 лет, журналистка: 

«Ольга Галкина была источником самых критических обвинений против Трампа в сговоре с Россией, которые не подтвердились в ходе расследования спецпрокурора Роберта Мюллера, пишет WSJ со ссылкой на материалы ФБР и рассекреченные документы»

Тут надо понимать две вещи: во-первых, никакой «ЖЖ-тусовки» начала нулевых никогда не существовало. Во-вторых, ЖЖ-юзер milonga была довольно известной в этой тусовке личностью. Я там был с другого краю, нас ничего не объединяло и не объединяет. Кроме огромного пласта общего прошлого и невероятного количества общих знакомых: как и у всех, кто пользовался интернетом по карточкам и ЖЖ по инвайтам.

Это не какой-то элитный клуб: ЖЖ не был ни элитным (ладно, спорно), ни клубом. Так, клубок по интересам: оранжевые книги серии Альтернатива, безысходный ной группы «Сплин», кафе ПирОГИ на Дмитровке по пятницам.Теплый клетчатый плед и чашку Мураками.

навзрыд просто
навзрыд просто

Пользователи ЖЖ в свои 23 года считали себя элитой русского интернета, кузницей контента русского интернета и будущим русского интернета. Будущее русского интернета в это время, конечно же, ковалось на форумах районных локалок и в тупичке Гоблина. Где-то поднимала свою голову несуществующая Лепра.

Снобы мы были, конечно, чудовищные. Наличие компьютера и доступа в интернет в начале 00-х — это такой вполне себе социокультурный статус. Желание писать выспренные телеги в ЖЖ и обмениваться километровыми комментами предполагало некий налет интеллектуализма, который при переходе в твиттер благополучно с нас сошел.

Так почему же мы кричим? Потому что ЖЖ пятнадцатилетней давности — это небольшая и практически монолитная тусовка, с понятным общим прошлым, огромным количеством общих друзей и — в принципе есть что вспомнить. 

Я с Галкиной вживую познакомился летом 2016 года в Лимассоле, как раз когда происходили описанные в материале WSJ события. Пообщались, да: у нас есть огромный пласт коллективных воспоминаний и куча общих знакомых. И вообще.

Так вот, панчлайн: нет никакого панчлайна. Просто представьте себе, что девушка из вашей тусовочки наговорила вещей, за которые ПРЕЗИДЕНТ США пару лет оправдывался в своем твиттере, и какие-то комиссии ФБР и Сената все это расследовали. А ВОТ ИЗ НАШЕЙ — СМОГЛА!

Важный момент: я не утверждаю, что Оля на самом деле наговорила то, что ей приписывают. Я не знаю. Я вообще уже ничего не знаю. Но при чтении материала WSJ возникает сложное чувство невыносимого стыда и фантастической гордости за НАШИХ ШИТПОСТЕРОВ. Такие вопросы, как: правда ли это? Почему она это сказала и сказала ли? Она ли это вообще? — все это приходит потом. Сначала ты орешь.

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.